По мотивам поиска «Я», или почему психотики и невротики близки друг к другу, хотя и разные

Почему-то так произошло, что в нашем мире мало экзистенциальных психотерапевтов, которые по идее должны формировать ценность человеческого «Я» вне зависимости от его социальных деяний с формированием грамотного положения вещей. На тему того, что человек не должен оценивать себя глазами других людей или внешней социальной значимостью. Хотя безусловно, хорошо, чтобы ему приходило в голову, что поддерживать контакты по делу — благо.

Беда вполне понятна. В людях отбивают собственное право жить, увлекаясь тем, что им интересно — ради общества.

В одном случае беда такого рода приводит к образованию яркой личности. Которая и не собиралась подлаживаться под общество и под коллектив. Но там будет вопрос, не свалится ли она в очень сильные противоречия с обществом, и не получит ли она люлей, ибо яркость будет раздражать. И как ее потом хватит простроить забор и грамотную меру отмороженности от излишних травматизаций. Путь бесспорно тяжелый и интересный, кончающейся чаще всего смертью, то есть, как у всех.

В другом случае человека все таки продавливают довольно рано, и он встраивается в социум в тихой модели «а я живу себе, ни о чем не думаю, и ничего особенного не желая». Но в этом случае может получится невроз отсутствия яркости переживаний со временем. И чем дальше, тем вкус жизни все быстрее и чаще теряется, а горя и страданий становится все больше… Путь менее интересный, кончающийся чаще всего смертью, как у всех.

Это достаточно простое, хотя и грустное дело, и порой из простого дела делается какая-нибудь фигня сложная. Про саморазвитие, и вот это вот все. А на деле, есть человек. И когда его достает и достает что-нибудь постоянно. А это чаще всего социум, который вмешивается в жизнь человека не всегда корректно и далеко не всегда учитывая его интеллектуальные и эмоциональные запросы. В этом случае психика человека может уйти в невротическую компоненту, когда он не осознает, что не полноценен, но это чувствует. Тогда у него формируются элементы психических защит с поиском как бы себя оправдать, другого — напротив опустить. Или с поиском авторитарных фигур, которые подсказали бы, что делать. А так же занимается различными формами спасательства, и ищет спасателей.

И второй вариант, когда человека учили, как жить на более высоких скоростях, и с меньшим количеством жалости к себе. Или если изначально среда, откуда такой человек вышел, была посильнее, с формированием личностей поэнергетичнее. Но переход в человека гармоничного склада по каким-то причинам не случился, и все упало в пассивную агрессивность. Тогда этот человек становится бойцом. Понимая, что неполноценен. С формированием картины скорби, наблюдая и всех других неполноценных, которые несут с его точки зрения бред про гармонию и красоту. Там вытеснено — любовь, и все хорошее, потому что человек давно такого не получал. Но уже отсутствует склонность к поискам спасателей с осознанием: «потому что не поможет».

Первых использует почти любое общество, которое незамысловато ставит себя на место спасателя людей. Вторых такое общество имеет тенденцию сдавать в разные нехорошие места, так как люди с сильной идентификацией уже не видят на месте спасателей ни других людей, ни государство с его машиной. Но бывают достаточно разрушительны, видя косяки как в себе, так и в других.

Первые имеют невротические особенности. И это считается как бы нормальным. Но невротику можно впарить что угодно, только стань для него хорошим, что лиса Алиса с котом Базилио беспрестанно и делают, воплощая различного уровня провокации на тему легковерности и запутанности людей невротического склада личности.

Вторые имеют психотические особенности. Когда вера в «помощников» всех мастей уже отпала. Однако на это место не успела взойти звезда личной картины здорового отношения к миру. С забиванием страха перед социумом. И деятельности исходя из требований своей творческой компоненты, или Самости.

В развитии и росте росте человека достаточно много сложностей. И чаще всего когда он начинает изменяться, формируется либо сложность невротического характера, стремящаяся его обрушить обратно на свою полочку и место. Либо психотического характера, ведущая его к переоценке собственных сил, переоценке себя и своего места в мире, и резких падений вниз.

И это тотальная картина воина социального. Который бьется каждый день на поле вовсе не права доказывать свои права. А напрямую выживаемости. Ибо люди без социума не живут — это прикреплено к ним сотней проводков. Но чем позже ты их отцепишь. Тем меньше шансов, что твое тело адаптируется к новым условиям осуществления роста, исходя из своих творческих задач на жизнь.

Тем не менее, вторые чаще уходят в отключение от матрицы, и несмотря ни на что начинают добиваться своего на поле игры жизни, так как люди с психотической компонентой в характере почти не могут жить как раньше после того, как открывают глаза.

Невротики после обнаружения не бифштекса, а синтетической каши, из которых на самом деле состоял их рацион, тоже мудреют. Они могут удариться в высшие мотивы. По типу: «Нет счастья на земле? Пойдем повыше».

Вопреки исследованиям Фрейда появились новые данные, что один и тот же человек может уехать как в невроз, так и в психоз на разных стадиях своего развития. Сложный такой уже человек. Современный. И где-то может быть слияние этих кристаллизаций. В переходный тип, называемый пограничным. Это когда крыша еще не уехала в мир фантазий, человек все осознает, и пребывает в нашем мире. Но уже понятно, что многие прежние приоритеты общества оцениваются им лично по-другому, все пропускается через фильтр собственного развития и осознания, надо ему это, или не надо, и так далее.

Тогда его жизнь идет между Сциллой всеобщего добра — где все есть, кроме добра чего-нибудь по делу. И Харибдой зла, в которой мы конечно же можем раздолбать другому его жизнь со злости за негармоничность и неидеальность всего сущего в мире. Но потом мы гнобим себя, так как иногда восстановить ее невозможно. И лучше излишних резких движений не делать.

В конечном счете, человек выбирает некий срединный путь между одним и другим. Хорошо представляя себе, что в сущности он – канатоходец. Который балансирует между бездной отчаяния и бездной яростного стремления к изменениям себя и внешнего социума. И идет срединным путем между невротическими особенностями и психотическими стремлениями, сваливаясь то в одно, то в другое. И набирая все большее умение балансировать в этом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *